Исповедь Епископа — 4. «Миссионерский Фонд»

Одна из основных моделей межцерковного служения, которая формировалась в эти пост перестроечные годы – «Миссионерский Фонд», как служение местных церквей через дерзновенную жертвенность христиан по «Обещанию Веры». Мы так и не смогли до настоящего дня воссоздать эту модель служения, и тем самым раскрыть служение Веры каждого члена Церкви Христовой ради Миссии, – модель, утраченную в семидяситилетний период истории страдающего братства. Для кого-то это новое служение казалось «копированием» опыта зарубежных христиан, но на самом деле это и библейская модель ранней Церкви и наш местный национальный опыт в прошлые века.

За прошедшие 20 лет только в четырех-пяти региональных объединениях (не буду здесь их называть…) начали учиться этому служению новые общины, а в остальных СОТНЯХ региональных и республиканских объединениях этот «Миссионерский Фонд» так и не создан и не начал практиковаться в наших странах. Внутренняя миссия так и не стала делом поместных общин. Более того, в этих «четырех-пяти объединениях» эта модель служения так и не была отработана до деталей, чтобы можно было ее смело тиражировать среди остальных и быть принятой ими. Хоть очень было бы логичным, раз одно объединение смогло смоделировать и помочь другим четырем, то почему бы не доработать эту модель этим пяти и не передать другим по четыре – двадцати; и так далее… Вместо достижения качественной модели – ее начали размывать другими «опытами и частными сборами» и списывать на экзотические поедки, под видом «зарубежной миссии» – что окончательно разрушает принцип «Миссионерского Фонда» для служения внутри страны, и не служит благом для зарубежных шагов.

Имея право на Исповедь, участвуя лично в этом процессе и понимая его изнутри, я с огромной скорбью смотрю на это разрушение, и желаю каяться сегодня во многих упущениях; и вместе с вами переоценивать Божью цель и Его задачу поставленную перед Местной Миссионерской Церковью ради дела великой Внутренней Миссии. Но, начнем все попорядку!

Давайте посмотрим в историю возникновения Братства еще в позопрошлом столетии и благоговейно приобщимся к этим строкам. Протокол конференции союза верующих крещенных христиан, Ново-Васильевка, 30 апреля и 1 мая 1884 года. (Пунктуация и опечатки сохранены мною по тексту оригинала. С.Б.) В этом первом протоколе Братства, представляющем первые годы служения в наших странах, мы читаем о том, как собирались пожертвования от членов общин и от самих общин, по принципу «Обета Веры» и посвящением наперед:

«Вся конференция была исполнена радости и благодарения к Богу, что Он нам везде открывает дверь веры для благовестия о великом и всемогущем спасении нашем через Иисуса Христа и что он вместе с тем нам бедным и слабым чадам своим дал усердных братьев, имеющих ревность выйти и проповедовать бедным грешникам о любви нашего Спасителя.

Но при все том были бы связаны наши руки для этого дела, если бы премудрый наш Иегова не управлял сердцами наших дорогих братьев и сестер, которые в прошлом году пожертвовали на жертвенник миссии свои лепты…

… От председателя были сделаны некоторые поощрения к сбору для миссии: членам миссионерского комитета были даны указания, чтобы собирать деньги для миссии вовремя, т.е. через каждые три месяца и представлять таковые в союзную кассу. Так как каждый член при вступлении в общину обязывается жертвовать для этого благого дела, то обязательно, чтобы каждый брат или сестра по возможности силы и с охотой исполнил это свое обещание. Хороший пример в прошлом году дали сестры Ново-Васильевской церкви из которых некоторые назначили для Господа доходы от одной курицы, т.е. что снесла в течение года, продали яйца, чем собирали более 37 руб. Иногда человек думает, что он ничего не может пожертвовать, но если он имеет любовь к Господу, то он находит и возможность оказать Ему, любящему и искупившему нас, взаимную любовь. Братья земледельцы могли бы Господу жертвоваться часть посева, — сестры часть огорода или виноградника или сколько снесет одна курица, а ремесленники часть доходов своего ремесла. Было бы желательно, чтобы все братья и сестры старались отдавать Богу все, что имеют, и чтобы ежегодно 10-я часть была положена на жертвенник благодарности. Все депутаты опять узнали важность пожертвований и что последняя суть барометр внутренней духовной жизни. Поэтому необходимо возбуждать желание во всяком члене братства для вспоможения в этом благом деле».

Речь сегодня идет не о поиске каких-то целевых пожертвований от зарубежных церквей, но о развитии самосознания и самофинансирования местной национальной церковью миссионерского служения ради спасения своих соплеменников. Речь идет об отстутсвии этого самосознания и самофинансирования на уровне мотивации в каждой общине, а так же на межцерковном уровне организации этого служения и ответственности. В предидущих главах я уже писал, что именно на межцерковном уровне произошел срыв в развитии Миссионерского Евангельского Движения в наших странах, и именно на уровне Объединений служители слабо разрабатывали модели, достойные их утверждения и умножения для других регионов.

Предполагаю, что читающий эти строки скажет: это не мой уровень ответственности и не мой уровень мышления; что делается в регионах – ответят Епископы. Но завтра вновь многие из вас будет участвовать в выборах, в оценке деятельности и в определении курса, каким идет Братство! Послушайте – это ответственность каждого из нас: о чем мы молимся, на что благословляем, что финансируем и что одобряем. Поэтому не спешите так просто отгораживаться от общей нашей задачи.

Почему так важно было для нас в эти годы развивать местную национальную церковь, миссионерски ориентированную в наших странах, а не довольствоваться первыми наработками, опытами и обманчивыми успехами? Ведь в начале формирования Братства, более 140 лет назад, столько было положено сил и жизней, чтобы утвердить модели миссионерского служения и миссионерского фонда; какой огромной ценой местная церковь тогда формировалась, как миссионерствующий организм в наших странах. Однако последующие после революции, а затем послевоенные годы уничтожили даже право на мысль о миссионерстве и о благовестии в национальной церкви. Вот почему сейчас так важно было достичь полного восстановления Библейского понимания этого служения во всем Братстве; воссоздать рабочие модели миссии и «Миссионерского Фонда» во всех объединениях, как норму, ради созидания тысяч и тысяч новых общин на постсоветском пространстве. Это не частный и не риторический вопрос; это не дело одного объединения, и тем более не гордость за достигнутое в одном регионе, иначе оно слишком быстро и легко разрушается.

Где предел-минимум зрелости местной национальной церкви, раньше достижения которого недопустимо останавливаться или наоборот, идти на международные шаги и надрывать веру слабого огранизма? Насколько нами достигнуты Божьи цели в нашем народе в наше время для следующего шага или мы упустили время относительной свободы для создания фундаментальных основ миссионерского служения?

Есть общепризнанное понимание зрелой национальной церкви: Самоуправляемая, Самофинансируемая и Самоумножающаяся. И это не новость!

1. Но при этом мы были свидетелями за прошедшие 20 лет в неспособности к Самоуправлению в объединениях (кто платил, тот заказывал музыку, не буду называть, что переживают в России и в Украине, сами читаете FB…).

2. Неспособность или бессилие проявлялось и в непонимании Самофинансирования (искуственная слабость и зависимость от вассалов, хоть некоторые общины показывали образцы зрелости, были наученны и показывали высокий уровень жертвенности). Но это так и не стало Миссионерским Евангельским Движением среди наших народов.

3. Безсилие проявилось и в Самоумножении. Как это не парадоксально, но проявляя экзотический интерес к зарубежной миссии (Израиль, Индия и др.), на самом деле открыто выражался страх перед развитием и расширением границ внутри наших стран (Юг-Север, Запад-Восток), страх от расширения горизонтальных отношений Миссионерского Евангельского Движения и большей своей вовлеченности в него на уровне Содружества (срабатывал инстинкт самосохранения и незрелости, «моя хата с краю…»).

Уже на заре зарождения Миссионерского Евангельского Движения в наших странах стояли те же вопросы от регионов, объединений и обсуждались пути расширения их полномочий. Вот что мы читаем в том же протоколе:

«Для Кавказа письменно было изъявлено желание:

1) со стороны Тифлисской общины, чтобы им был в миссионеры назначен В.В.Иванов с полным жалованием, т.е. на один год;

2) со стороны Владикавказской общины брат Е.М.Богданов пишет конференции мнение ее в том, что эта община желает продолжать работу миссии всеми соединенными силами, имея общую миссионерсую кассу, но с тою просьбою что-бы а) представить им возможность иметь на Кавказе отделение миссионерской кассы, б) продоставить им право избрать миссионеров для Кавказа из тамошних братьев. Имея теперь ввиду, что от всего Кавказа из одной Тифлисской общины были предлагаемы в пользу союзной кассы 50 руб., то конференция решила: предоставить из миссионерской кассы 200 р. на жалованье бр. В.В.Иванову, которого конференция назначила на один год деятельности в винограднике Господнем на Кавказе, надеясь, что кавказские общины найдут возможность дополнить из суммы отделения кавказской кассы остальные 300 р. и путевые расходы – и что это распоряжение съезда вполне соответствует желанию Кавказских братьев.»

Итак, до тех пор, пока не создана Модель «Миссионерского Фонда» для поддержки Основателей Новых Церквей в наших странах, трудно говорить о зрелости местной национальной церкви для служения в других странах. Лично я – за служение в других странах, пусть не покажется, что я ограничен в понимании зарубежной миссии, но я против разрушения Модели внутреннего «Миссионерского Фонда»! Я – за создание второй Модели – для зарубежного миссионерского служения (назовите «Сеть индивидуальных жертвователей» или еще как-то), но против путаницы, размывания и подмены понятий. Это не приводит к зрелости, не утверждает местную национальную церковь – но ведет к манипуляции и злоупотреблениям в руководстве. 2 Коринфянам 8:20 «остерегаясь, чтобы нам не подвергнуться от кого нареканию при таком обилии приношений, вверяемых нашему служению».

А именно в финансовых вопросах миссионерского служения должна быть зрелость у руководителей и ясность в принципах, что и мотивирует верующих к еще большей Вере, жертвенности и к повышению служения «Обетов Веры».

В том же протоколе за 1884 год мы читаем:

« III. О кавказском отделении кассы и миссионерского комитета.

По писменному предложению брата Е.М.Богданова, Кавказские общины просят им продоставить возможность иметь отделение союзной кассы и отделение миссионерского комитета для наблюдения и указания работы тамошних миссионеров. Конференция после долгого обсуждения решила следующее: дозволить Кавказским братьям иметь:
1) отделение миссионерской кассы с тем, чтобы кассиром этого отделения был один из тех членов, которые назначены конференциею членами главного комитета; этот кассир отдает здешнему кассиру миссионерской кассы и всей конференции отчет о кассе Кавказского отделения;
2) что касается выбора отделения миссионерского комитета, то Конференция решила дать Кавказским братьям возможность, только с тем условием, чтобы такой комитет оставался в союзе с здешним и распоряжался только тамошними миссионерами, исключая бр. В.Г.Павлова, который считается миссионером всего союза и который остается в распоряжении главного миссионерского комитета…»

Каким же практическим образом формировался «Миссионерский Фонд» в нескольких объединениях в наши годы, какие принципы работали и какая этому Библейская основа – об этом в продолжении, через неделю, если Господь позволит…

6 Responses to Исповедь Епископа — 4. «Миссионерский Фонд»

  1. Леонид:

    Спасибо, брат Семен, за слово!

  2. Simon Borodin:

    Слава Богу, брат Леонид! В молитве о всех читающих и о следующей главе…

  3. Как здорово, что наконец-то стали поднимать вопросы о необходимости налаживания межцерковных отношений. Все мы претендуем на то, чтобы «…называться и быть детьми Божьими». При этом вместо того, чтобы преображаться в образ Того, на Кого стремимся быть похожими и следовать за Ним, берясь за руки, «братья и сестры» называясь христианами, рвут Христа на части, утверждая каждый по-своему, что Он такой, каким о Нем проповедуют в той или иной церкви. Исповедуют доктрину, традиции, привычки, только не Самого Христа… Уродуется понятие толерантности, которое в настоящее время стало скорее словом ругательным, чем просто термином, характеризующим определенное качество отношений. Не удивлена, что комментариев пока не так много… Люди нацелены больше на выяснение внутри церкви, кто прав, кто виноват, и пока совсем, видно, не готовы обсуждать вопросы, которые ставит время, неумолимо приближающее час суда. Семен Алексеевич, дай Вам Бог сил помогать с Его поддержкой другим находить решение текущих задач, стоящих перед Церковью на современном этапе (все-таки) развития.Никакое человеческое несовершенство не приведет Божью церковь в упадок, потому что «…врата ада не одолеют ее». Ведь Он хранит и ведет церковь, перенося ее из стен в стены, при необходимости, переводя Своих детей из одних стен в другие…
    И еще одно, возможно, ошибочное наблюдение. Почему яблоком раздора в «церковных структурах» являются по большей части вопросы перераспределения церковной десятины?! Разве нет более насущных вопросов?! Но во главе угла именно эти вопросы обозначаются, как ключевые. В глазах и в душе темнеет от этого…
    Пусть, несколько идеализированный взгляд на тему, но думаю, решением проблем зрелости может быть только одно: недвусмысленные, искренние отношения к человеку, переступающему порог церковного зала. Место, где улыбаются и радуются не тому, что ты пришел и принес в церковную кассу десятину, был пассивным слушателем Слова, произносимого с кафедры, а потом и с глаз долой на неделю до следующего ВС (простите за прямоту). Само собой решается проблема, если человек чувствует себя нужным и полезным в христианской семье семь дней в неделю, а не только, когда он является частью воскресной аудитории. Решается проблема, когда человек может применить свои дары не только материального свойства.
    Это и называется любовью к ближнему, которой мы учимся у Господа, если Он для нас – Господь!..

  4. Simon Borodin:

    Спасибо, сестра дорогая, Людмила! Я в следующей части подробнее остановлюсь на разнице между церковной десятиной и пожертвованиями «Обета Веры» в Миссионерский Фонд. Но, согласен, что не финансовое служение первичное для нас, для поместной церкви, но созидание в Истине и в Любви Христовой. При этому служение МЕЖЦЕРКОВНОЕ, служение Региональных Благовестников (Епископов) — сопряжено именно с организацией работы новых миссионеров и новых церквей — для чего им нужны как раз финансы, и научить этому служению Местную Национальную Церковь, развить эту модель и расширить служение — НАША ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СЕГОДНЯ!

  5. Cемен Алексеевич, я имею в виду тенденцию в общем, которая сложилась на современном этапе развития церкви, не только евангельской. Хотелось бы ободрить Вас в том, что не сводите свое служение к формальным встречам; что обучаете, к чему, собственно, призваны; что есть видение. Поэтому знаете, что ведете общину не к собственной цели. Пусть Господь благословит Вас и Ваших ближних, которые разделяя это служение, разделяют всё.

  6. Simon Borodin:

    Спасибо за ободрение! Я сознательно посвящаю аж 3 части вопросу МФ, так как много важных деталей: библейское основание этого служения; структурно-организационный подход; и само служение Верой — «Обет Веры» — происходящий от непосредственных членов общины, из поместных общин, и через ДЕЙСТВЕННУЮ ВЕРУ межцерковных служителей…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *